English version
на Камчатке: 04.12.2021 
 
на главную



  ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ
  8 924-890-67-19 NEW!
  E-mail @
  8 984-165-44-27 для MMS
  (фото и видео)



  РЕЙТИНГ
  лидеров рыбной
  отрасли России



  ДИКИЕ ЛОСОСИ
  СЕВЕРНОЙ ПАЦИФИКИ



  и н т е р н е т - м у з е й
  WWW.FISHMUSEUM.RU



  информационный портал
  КАМЧАДАЛЫ.РУ



  ПРОБЛЕМЫ
  ОТРАСЛИ



  БИЗНЕС


  доска бесплатных
  ОБЪЯВЛЕНИЙ



  ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ
  БАЗА



  ИСТОРИЯ
  СЕВЕРНОЙ ПАЦИФИКИ



  НАУКА ДЛЯ РЫБАКОВ


  СОХРАНИМ ЛОСОСЬ
  ВМЕСТЕ



  БИБЛИОТЕКА


  архив газеты
  "ТИХООКЕАНСКИЙ
  ВЕСТНИК"



  ФОРУМ


  ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


  ПРОЕКТ ПРООН/ГЭФ

гл. редактор сайта - info@npacific.kamchatka.ru
администратор сайта - admin@fishkamchatka.ru



последние комментарии

(все комментарии)












при использовании
на сайтах
оригинальных материалов
Рыба Камчатского края
активная ссылка на
www.fishkamchatka.ru
ОБЯЗАТЕЛЬНА

администратор сайта - admin@fishkamchatka.ru,
тел. 8 (4152) 251927
(с 9:30-18:00 П-Кам).
Факс 8 (4152) 417-553






обмен банером




Камчатский Краевой фестиваль "Сохраним лососей ВМЕСТЕ"
.: в этот день... :.
В 1923 г. для осуществления руководства рыбопромысловыми товариществами решением Президиума ВЦИК образован Всеросийский промыслово-кооперативный союз рыбаков (Всекопромрыбаксоюз).
В 1933 г. пароход "Челюскин", скованный льдами, начал дрейф.
В 1959 г. в Ленинграде спущен на воду первый в мире атомный ледокол "Ленин".

Новости


Камчатский край



30 марта 2015

Рыболовный экотуризм

Экологически чистое рыболовство как инструмент научных исследований, проведения природоохранных мероприятий и содействия устойчивому развитию
©Zwirn, M., M. Pinsky, G. Rahr (2005) Angling ecotourism: Issues, guidelines and experience from Kamchatka. Journal of Ecotourism 4(1): 16-31.
Рекреационное рыболовство является важным компонентом туристической индустрии и инструментом регионального экономического развития во многих районах мира.

Резюме

Рекреационное рыболовство является важным компонентом туристической индустрии и инструментом регионального экономического развития во многих районах мира. Рыболовы-спортсмены готовы ехать на далекие расстояния и платить большие суммы денег только для того, чтобы получить удовольствие от качественной рыбалки. Однако когда рыболовы-спортсмены попадают в пресноводные экосистемы, находящиеся под угрозой, появляется риск деградации тех самых рыбных ресурсов, которые и привлекают их сюда, снижается потенциал долгосрочного экономического развития и сокращается биоразнообразие.
Понимая необходимость развития рекреационного рыболовства по принципу "поймал-отпусти", мы предлагаем руководящие принципы для такого рыболовного экотуризма, который сводит к минимуму негативные экологические последствия, выстраивает социально-экономическую поддержку для природоохранных мероприятий и экономического развития, а также получает материалы для научных исследований. Рыбаки и местное население могут стать ценными участниками природоохранной и научной деятельности. В качестве одного из примеров, показывающих перспективы и трудности рыболовного экотуризма, мы приводим спонсированную рыбаками исследовательскую программу “Проект Камчатская Семга”, а также обсуждаем те шаги, которые следует предпринять для ее развития экологам, туроператорам, рыболовным ведомствам и местному населению.

Введение

Спортивное, или рекреационное, рыболовство является одним из самых популярных видов активного отдыха в Северной Америке. В США в рекреационном рыболовстве участвуют свыше 34 млн. человек, и в 2001 году на рекреационное рыболовство было выдано 29,4 млн. лицензий (USFWS, 2002; American Sportfishing Association, 2004). Доходы от рыболовных лицензий поступают в рыболовно-природоохранные ведомства всех уровней, а поступления от оплаты расходов рекреационного рыболовства стекаются в бюджет местной и региональной экономики, особенно в тех регионах, где рыбные ресурсы почти не нарушены. На Аляске рекреационное рыболовство представляет собой хорошо развитую индустрию, приносящую до миллиарда долларов в год, более чем 5 тысяч млн. долларов из которых идет на основные прямые расходы, в том числе оплату гидов, покупку материалов, продовольствия и плату за проживание. В поддержании индустрии рекреационного рыболовства заняты более чем 11 тысяч аляскинцев, причем многие из них в регионах с низкой трудовой занятостью (American Sportfishing Association, 2003). Объем этих доходов многократно умножается при протекании этих денег через региональные экономики (Sportfishing Association, 1996).
В анализах по туризму рекреационного рыболовства в основном делается упор на экономический доход от рыбаков, переезжающих с одного места на другое в поисках качественной рыбалки (Ditton et al., 2002). В других обзорах также доказывается, что доход от рыбы, вылавливающейся спортсменами-любителями, может в 40 раз превышать доход от той же самой рыбы, промышляемой коммерчески (Hayden, 2000). Доход от 431 тыс. экземпляров коммерчески выловленной чавычи в 1994 году в Британской Колумбии (Канада), включая прибавочную стоимость от производства, оплату за труд рабочих и цену покупателя плюс доходы государства, составил 8,2 млн. канадских долларов, в то время как доход от 239 тыс. экземпляров рекреационно-пойманной рыбы составил 96,5 млн. канадских долларов (Gislason, 2001). Хорошо отлаженное рекреационное рыболовство является экономически устойчивым использованием природных ресурсов, которое может быть одновременно и прибыльным для местных сообществ, и экологически неистощительным для экосистем.
Несмотря на свою привлекательность как инструмент экономического развития и устойчивости, предприятия рекреационного рыболовства в таких уязвимых экосистемах, как на Аляске, потенциально представляют серьезную экологическую опасность. Близорукие решения, принятые организаторами туризма и контрольными ведомствами в отношении маршрутов переезда и проживания рыбаков, использования энергии и ресурсов, квоты на посещение и способов лова, могут разрушить рыбные популяции и подвергнуть стрессу экологические ресурсы водоемов. При неправильном управлении рекреационное рыболовство может привести к перепромыслу точно так же, как коммерческий рыбный промысел. В США, например, причиной 23% “проблемных для охраны видов” участков является развитие на них рекреационного рыболовства (Coleman, 2004).
Развитие устойчивой модели рыболовного экотуризма находится в интересах регуляторных ведомств, экологов, туристических фирм и местного населения. В разных частях мира рекреационное рыболовство может быть главным объектом привлечения туристов, и если оно реализуется в виде экотуризма, то может давать постоянную экономическую прибыль и являться частью стратегии устойчивого развития. В литературе до сих пор не обсуждаются приемлемые формы рыболовного экотуризма, лишь один региональный орган туристической сертификации издал свои руководящие принципы ("Лучшее из природы", Швеция). Было бы целесообразно рассмотреть и обсудить эти вопросы в конструктивном ключе, а не ждать, пока инициативу возьмут предприниматели или сертификационные органы экотуризма.

Спортивное рыболовство как экотуризм

Наверное, самыми привлекательными чертами экотуризма является то, что он несет положительный вектор развития как для природоохранных мероприятий, так и для местной экономики (Honey, 1999). Хотя этот же потенциал имеется и у рыболовного экотуризма, статус рыболовного туризма в отношении к экотуризму в литературе не прояснен.
Концепция экотуризма содержит в себе три основных аспекта: основное внимание к природе, экологически неистощительное управление и экологическое образование (Blamey, 2001). Эти аспекты делают экотуризм составляющей туризма на природе и полноценной частью экологически неистощительного туризма (Weaver, 2001). Традиционно ограниченность взгляда на спортивное рыболовство как форму экотуризма фокусировалось на характере его экологического воздействия безотносительно вопроса о том, насколько это воздействие экологически неистощительно и оптимально. Рыболовство обычно считают потребительским видом деятельности, который обеспечивает товарами (хотя статус спортивного рыболовства по принципу "поймал-отпусти" в этом смысле не определен), при этом подразумевается, что непотребительские виды деятельности, дающие клиентам опыт пребывания в природе, слабее влияют на природу и, следовательно, именно они должны квалифицироваться как экотуризм (Weaver, 2001).
Однако, давая определение экотуризму, мы всегда сталкиваемся с проблемами при использовании такой дихотомии потребления/непотребления, потому что некоторый уровень потребления предполагается во всех видах экотуризма. Очевидно, что все формы туризма используют для перевозок сгорание ископаемого топлива, образуют в накопительном режиме мусор, отходы и другие следы пребывания туристов, а также используют ресурсы для производства сувениров (Weaver, 2001). Скорее всего, туризм следовало бы поместить на континуальный вектор, точки которого отражают конкретные последствия каждого вида деятельности, и признать, что большинство видов туризма дают и товары, и опыт (Vaske et al, 1982). Видимо, виды туризма с отловом рыбы следует поместить ближе к потребительской стороне этого континуума, в то время как спортивная рыбалка по принципу "поймал-отпусти" находится где-то в середине.
Для отличительных черт экотуризма предлагались и другие сходные критерии. Дуффус и Дерден (Duffus, Dearden,1990) очертили границу экотуризма по отношению участника к природе, и исключили из него такие виды деятельности, где целью является изъятие организмов из природы. Феннел (Fennel, 2000) заявил, что в определение экотуризма следует включить “моральный принцип”, который обозначит виды деятельности, “основанные на уважении к растениям и животным”. Однако использование таких субъективных характеристик как критериев для определения экотуризма проблематично, потому что они фокусируются на процессе и намерении, а не на осуществлении действия. Если же определять экотуризм исключительно по намерению, он может хорошо выглядеть на бумаге, но наносить окружающей среде невосстановимый ущерб, как было показано в попытках сертификации предприятий экотуризма (Honey, Rome, 2001) или в примерах провалившихся экотуристических фирм. Главным определяющим критерием экотуризма должна быть реализация на практике.
Этой же точки зрения придерживаются и главные определения экотуризма, в том числе данные Цебаллос-Ласкурэйном (Ceballos-Lascuráin) и Тикеллом (Tickell), приводимые Обществом Экотуризма, Ассоциацией экотуризма Австралии, и содержащиеся в Национальной стратегии экотуризма Австралии (все по: Blamey, 2001). Они концентрируют внимание не на отсутствии потребления как такового, а на его экологической неистощительности и минимальном воздействии на экосистемы. Например, определение Общества Экотуризма звучит так: “экотуризм - это экологически ответственное передвижение в природные районы, охраняющее природу и повышающее благосостояние местного населения” (1991). В Национальной стратегии экотуризма Австралии упоминается, что экотуризм “проводится таким образом, чтобы быть экологически устойчивым”, что включает в себя “соответствующий доход для местного населения и долговременную охрану данного ресурса” (Allcock et al, 1994). Хони (Honey, 1999) добавляет, что, хотя экотуризм обычно не является потребительским видом деятельности, он может включать и потребительские аспекты, такие как охота, если они “являются экологически неистощительными видами использования возобновимых ресурсов”.
Рекреационное рыболовство может быть экологически устойчивым производством, если им заниматься ответственно. Не закрывая глаза на плачевное состояние тех видов, популяции которых истреблены перепромыслом, следует признать, что по всему миру существует еще много здоровых популяций, могущих поддерживать мелкомасштабное изъятие такими способами, которые не вредят будущему здоровью этих популяций. Для целей рыболовного экотуризма беспрецедентную возможность создало возникновение и широкое распространение рекреационного рыболовства по принципу “поймал-отпусти”. На такой принцип недавно перешли ценные отрасли спортивного рыболовства как в пресных водоемах, так и в морях. Большая часть самых доступных и популярных рыбных ресурсов дикого стальноголового лосося в Британской Колумбии используется сейчас при регулировании на основе принципа “поймал-отпусти” (Hooton, 2002a).
Другим прогрессом является этика спортсмена-рыболова, которая также способствует потенциальной устойчивости рекреационного рыболовства. Кодекс рыболовной этики Национальной службы морского рыболовства, разработанный при участии рыболовных и природоохранных организаций, для минимизации ущерба рыбам при их выпуске в воду устанавливает для отлавливаемых видов ограничения по квотам вылова, размеру вылавливаемых особей, а также способу лова (National Marine Fisheries Service, 1999).
Такие способы предполагают использование многих техник. Крючки с искусственными мушками, например, обычно вонзаются на периферии челюстей рыбы или рта и вредят рыбе меньше, чем более глубоко вонзающиеся крючки блесен и особенно при ловле на живца. Значения смертности рыб после выпуска для стальноголовиков Британской Колумбии (Канада) составляют 10% при ловле на живца, 3% при блеснении и до 1% при ловле нахлыстом (Hooton 2002b). При ловле по принципу “поймал-отпусти” есть и другие преимущества, которые, как считается, уменьшают смертность рыб - сокращение нахождения рыбы на воздухе (для лососевых менее 30 секунд), манипулирование рыбой мокрыми руками, и сокращение срока “игры” с рыбой (Hooton, 2002b; Catch and Release Foundation, 2001). Риск заноса болезней и интродукции в реку инвазионных видов может быть также сокращен за счет отказа от использования в качестве живца неместных видов и тщательного мытья рыболовных снастей при облавливании разных водоемов (Federation of Fly Fishers, 2002).
Обычно “эффективность” ловли (то есть вылов на единицу промыслового усилия) может быть сокращена в результате некоторых приемов - отказ от использования живца, ловля не с лодки, а с берега, ловля нахлыстом вместо спиннингования, и использование крючков без бородок. Например, вероятность поимки при нахлысте может быть в пять раз ниже, чем при ловле на живца (Hooton 2002b). При сокращении числа рыб, вылавливаемых на одного рыбака, при заданной емкости водоем может обслуживать большее число рыбаков, и следовательно давать району больший экономический доход. При сохранении здоровых популяций и умеренной рыболовной нагрузке неизбежные последствия для рыбных популяций могут быть сведены к минимуму и быть экологически оптимальны для природных экосистем, в которых проводится рекреационно-рыболовный экотуризм.
Однако кроме экологической неистощительности, концепция устойчивого управления экотуризмом включает также учет экономических и социальных вопросов (Blamey, 2001; Honey, 1999). Отличительной чертой устойчивого туризма является минимизация негативных последствий, а экотуризм, кроме того, должен оказывать положительное влияние на природоохранные мероприятия и местную экономику (Honey, Rome, 2001).
Учитывая все изложенное, рекреационно-рыболовный экотуризм предлагает особые возможности усиления природоохранной деятельности и местных поселков с помощью появления новых и альтернативных потоков дохода. Разрешения на вылов (знакомая для рыбаков концепция) являются прямым способом получения финансирования для природоохранных мероприятий или экономического развития, другой альтернативой являются входные билеты в парк (платежи за использование ресурса). Обширный опыт рыбалки в местных условиях в данном водоеме может убедить туристов сделать прямые пожертвования в местные природоохранные организации, если эти каналы легко доступны. К таким пожертвованиям туристы могут поощряться во время своих переездов.
Аналогично со многими другими формами экотуризма, туры по рекреационному рыболовству часто сопровождаются туроператорами или гидами. Если их хорошо обучить, то такие гиды и другие сотрудники могут наниматься в местных населенных пунктах. Продажа товаров и услуг для рыболовства может давать доход на местах и максимизировать экономический доход в местную экономику. Там, где нет инфраструктуры экотуризма или не имеется средств на производство рыболовных товаров и услуг, организаторы турфирм могут помочь развить такие мощности.
В Коста-Рике туристы, занимающиеся рыбалкой на сарганов по принципу “поймал-отпусти”, потратили за сезон 1993-94 годов 17,8 млн. долларов (Ditton, Grimes, 1995). Рыболовство на стальноголового лосося на реке Скина (Британская Колумбия), ведущееся также на основе принципа “поймал-отпусти”, приносит в год как минимум 1,9 млн. долларов (Wild Steelhead Foundation, 2000). Национальный заказник Тогиак на Аляске дает в местную экономику свыше 1,5 млн. долларов в год и свыше 50 рабочих мест (Togiak National Wildlife Refuge, 2001).
При правильном руководстве и ведении операций рекреационно-рыболовный экотуризм, вовлекая местных жителей в экологически устойчивую деятельность, имеет огромный потенциал положительного воздействия на охрану природы и развитие местной экономики. Однако реализация экотуризма на практике может представлять собой серьезную задачу.

Проект "Камчатская Семга"

Камчатка представляет собой полуостров длиной 1250 км, расположенный на крайнем востоке Российской Федерации и отграниченный на востоке Тихим океаном, а на западе Охотским морем. Благодаря исторической удаленности региона экономическое развитие этого удаленного полуострова при Советском Союзе было слабым, и большие территории здесь остались относительно дикими. При этом широко распространено браконьерство, одной из причин которого является сильная безработица: оно представляет основную угрозу здоровью некоторых лососевых популяций. Добыча нефти и газа, которая может представлять серьезную угрозу биотопам лососевых, рассматривается как перспектива экономического развития. Что касается экологически неистощительного использования возобновимых ресурсов региона, то в этом вопросе планируется мало, “наилучшей возможностью для занятости большого числа местного населения в экологически рациональном производстве” называется экотуризм (Newell, 2004). Однако с начала и до середины1990-х годов инфраструктура туризма была здесь слабо развита или совсем не существовала.
Начиная с 1994-2002 годов в Камчатской области в партнерстве между Центром дикого лосося (Портленд, штат Орегон, США) и факультетом ихтиологии Московского государственного университета (Москва, РФ) проводится программа научных исследований, поддерживаемая рыбаками-спортсменами. Позднее в эту программу включилась также Биологическая станция на озере Флатхэд университета штата Монтана (Миссула, штат Монтана, США).
Программа, спонсируемая рыбаками-спортсменами, была разработана с целью финансового обеспечения научных экспедиций, и стала одной из пионерных программ организации платных поездок на полуостров для иностранцев. До того как превратиться в 2002 году в самостоятельное некоммерческое предприятие, эта программа была частью Проекта "Камчатская Семга". Последний представляет собой ведущуюся в течение 20 лет научно-исследовательскую программу по изучению и охране камчатского стальноголового лосося - микижи Oncorhynchus (Рarasalmo) mykiss [1] (включая проходную форму - семга - и жилую форму - микижа). Семга и другие лососевые Камчатки отличаются своими огромными размерами, хорошим состоянием популяций и разнообразием онтогенетических форм. В некоторых речных системах Камчатки обитает до шести видов тихоокеанских лососей плюс хариус, расы форели и три вида гольцов. В целом реки Камчатки считаются нерестилищами для почти четверти всех популяций тихоокеанских лососей. За счет ресурсов этих здоровых стад кормятся не только многочисленные поселки, но и белоплечие орланы, бурые медведи и сивучи (Griffin, Rahr, 2003).
Среди участников программы - ученые из США и России и сочувствующие природоохранной деятельности рыбаки из США и других стран. Рыбаки профинансировали природоохранные мероприятия и научные исследования, а также напрямую помогли собрать биологические образцы при ловле на мушку нахлыстом по принципу “поймал-отпусти”. Такой способ ловли показал для стальноголовых лососей наименьшую смертность после выпуска (Hooton, 2002b). После поимки рыбы рыбак-турист вместе с исследователем измеряли длину, морфометрические показатели, вес, определяли пол и собирали чешую (для определения онтогенеза), брали образцы тканей для генетического и белкового анализа. На отдельных особях устанавливались радиометки для слежения за миграциями и определения структуры популяций.
Материально-техническая сторона организации поездок туристов на Камчатку была и остается сложной задачей, но, будучи правильно спланирована, дает большие возможности для получения доходов на региональном и местном уровнях. Рыболовы-спортсмены прилетали на полуостров на рейсах компании “Магаданские авиалинии” - это местная компания, для которой туристы программы были главным клиентом. Обычно рыбаки ночевали одну ночь в гостинице в Петропавловске-Камчатском, столице Камчатской области. Из-за удаленности районов рыбалки для заброски на места рыбалки и вывоза широко использовались российские вертолеты. Домики для временного проживания рыбаков были небольшими, и половина из них принадлежала жителям России. Гидами работали специалисты из России и США, обеспечение поездок лежало на местных снабженцах, а поварами нанимались местные жители.
Так как знания языка местных гидов и их навыки обслуживания не удовлетворяли ожидания клиентов, в ходе программы началось обучение гидов из числа студентов и выпускников факультета английского языка местного университета. Эти курсы сформировали необходимые трудовые ресурсы для развития туризма. Однако при обучении гидов не давались специальные биологические и экологические знания, а будучи в поле, гиды обычно уделяли обучению мало внимания.
С 1994-2002 годов в экспедициях проекта "Камчатская Семга" приняли участие более 600 рыбаков-спонсоров. На пике программы в 2002 году через доходы местных снабженцев, оплату за вертолетный транспорт и полевые расходы в экономику Камчатской области поступило за год 650 тыс. долларов (Klimenko, 2004). Стоимость поездок была высокой, что сделало этот туризм относительно элитным, но такие затраты неизбежны в регионах, где транспорт и жизнеобеспечение стоит очень дорого. Кроме того, высокие цены за доступ к ресурсам без сомнения являются главным фактором поддержания здоровья изучаемых популяций семги.
Главными научными достижениями программы является открытие особого онтогенеза O. mykiss в Западной Камчатке и наблюдение того, как проходные родители O. mykiss воспроизводят потомство жилой радужной форели, и наоборот. Научные данные, собранные в ходе проекта, были опубликованы в “Ихтиологическом журнале” и других ведущих российских и международных журналах (Wild Salmon Center, 2003). Кроме того, присутствие рыбаков и ученых на удаленных лососевых реках во время нереста вызвало значительное сокращение нелегального икряного браконьерства - основной угрозы этим лососевым популяциям (Rahr, перс. сообщение, 2003).
Что касается негативного влияния туристических операций на экосистемы, то можно назвать массовое использование воздушного транспорта - необходимого в данных условиях, но энергетически затратного. Строительство домиков включало установку вертолетных площадок и другие изменения ландшафта. Электроэнергия в домиках вырабатывалась на дизельных генераторах, топливо для которых также перевозилось вертолетом. В ходе работ была проведена оценочная экспертиза возможностей использования возобновимых источников энергии, в том числе ветровой и солнечной энергии, а также микро-гидроэнергетики, однако все эти предложения оказались неосуществимы в рамках проекта из-за высокой стоимости производств.
В целом, однако, экологические последствия можно считать слабыми, в основном благодаря незначительному масштабу операций - как научных, так и рыболовных, и специальному планированию, когда поездки рассредоточивались по всему рыболовному сезону и по всей длине реки. На здоровых реках, куда совершались поездки, смертность после ловли нахлыстом по принципу “поймал-отпусти” была незначительной. В редких случаях прямой смертности семги рыба бралась на полный лабораторный анализ как часть квоты вылова экспедиции, определенной федеральным министерством природных ресурсов. Последствия на культуру местного населения были также незначительны или не существовали, так как в этом случае главным фактором была изоляция туристов в районах дикой природы.
Исследовательская программа "Проект Камчатская Семга", спонсируемая рыбаками, является одним из примеров партнерства между природоохранными организациями, группами ученых, рыбаками-любителями и местным населением, которое может служить ценной моделью для подражания для будущих предприятий по рыболовному экотуризму. Однако чтобы такие операции могли считаться экотуризмом, в них следует более полно осуществлять образовательную и экскурсионную деятельность. Хотя для всех ситуаций пример Камчатского проекта может и не подходить, он демонстрирует возможность организации рыболовства с сильной природоохранной и научной ориентацией, устанавливает природоохранные стандарты и нормы для фирм, показывает потенциал партнерства между разными группами, участия местного населения и движение в направлении к экологически устойчивому развитию. От проекта получена явная польза для охраны природы - в виде сокращения браконьерства, получения данных о биологии лососей и семги, пожертвований на развитие природоохранного некоммерческого предприятия, поддержки местного экономического развития через выплаты снабженцам, а также широкое просвещение местного населения и всей мировой общественности в вопросах существования угроз для всемирно-важных экосистем. Были также определены потенциальные будущие спонсоры природоохранных мероприятий на Камчатке.
Данный проект как пример реализации новаторской идеи показывает, что рыболовный экотуризм может принести реальный вклад в экономическое развитие региона и в обеспечение его социальной и экологической устойчивости.

Руководящие принципы спортивно-рыболовного экотуризма

За последние десятилетия для помощи развитию новых предприятий экотуризма и оценки релевантности экотуристических операций было разработано много программ сертификации и экологического маркирования, в их числе более 250 добровольных инициатив по всему миру (Honey, Rome, 2002; NACEC, 2000). Ссылаясь на сходную концепцию "кодекса поведения", Иссавердис (Issaverdis, 2001) показал, что эти инициативы могут “сыграть свою роль в общем процессе развития производственного профессионализма и могут стать полезным инструментов введения нормативов и стандартов в работу отраслей туристической индустрии”.
Все такие работы должны основываться на установленных для фирм правилах, руководящих принципах и нормативах, однако таких нормативов рыболовного экотуризма до сих пор в литературе не разработано. Есть единственный экотуристический орган, издавший критерии сертификации рыболовного экотуризма (на шведском языке) - “Лучшее из природы” (The Swedish Ecotourism Association and The Swedish Travel and Tourism Council, 2002a). Учитывая огромное количество рыбаков-туристов, разработка таких нормативов является насущной необходимостью.
Все руководящие принципы и положения должны естественным образом исходить из определений экотуризма. Более полезные указания на этот счет можно найти и в расширенных описаниях экотуризма. Например, Хони (Honey, 1999) указывает следующие восемь черт экотуризма: 1) поездки на природу; 2) минимизация негативного воздействия на природу; 3) повышение экологических знаний; 4) прямая финансовая поддержка природоохранных мероприятий; 5) финансовые выгоды и повышение самостоятельности местного населения; 6) уважение к местной культуре; 7) реагирование на политическую ситуацию в стране и социальный климат; и 8) поддержка прав человека и международных соглашений о труде. Можно сравнить эти характеристики с шестью обобщенными критериями успешной программы сертификации Швеции, изложенными в документе “Лучшее из природы”: 1) уважение ограничений места проведения операций - минимизация негативных последствий на природу и культуру; 2) поддержка местной экономики; 3) экологическая неистощительность всех операций компании; 4) активная поддержка природоохранных мероприятий; 5) содействие развитию у клиентов уважения и чувства радости от открытий и узнавания нового; и 6) высокое качество и безопасность всех видов работ (The Swedish Ecotourism Association and The Swedish Travel and Tourism Council, 2002a).
Проанализировав вышеназванные и другие аналогичные критерии, мы выделили следующие шесть главных аспектов, которые следует учитывать при определении рыболовного экотуризма и описании его руководящих принципов.

Опыт взаимодействия с природой

В то время как многие операции рекреационно-рыболовного туризма фокусируются на том, как поймать как можно больше рыбы или рыбу покрупнее, деятельность экотуризма должна осуществляться исходя из более широкого видения взаимодействия человека и природы, при котором рыба рассматривается только как часть сложной экосистемы, необходимой для поддержания ее жизни. При воспитании у клиентов (с помощью вовлечения их в прямой опыт рыбной ловли) благодарности и понимания красоты и сложности этих экосистем, организаторы экотуризма могут привлечь их к поддержке природоохранных мероприятий в данном районе.
Ожидания клиентов, их впечатления и приобретаемый опыт постоянно меняются в процессе экотуристической программы, начиная с момента ее выбора, поэтому все экотуристические операции должны иметь ясные задачи, начиная с первого общения с потенциальным клиентом (Gruin, Rogers, 2004).
Место проведения. Центральным моментом всех туристических операций является прямой опыт взаимодействия клиента с природой и получения наслаждения от пресноводных или морских экосистем и обитающих в них рыбах.
Маркетинг. Поездки рекламируются и продаются клиентам исключительно как поездки рыболовного экотуризма или как составляющая рыболовного экотуризма в более широком портфеле туристических мероприятий.

Образование и экскурсионная деятельность

Образование является центральным аспектом многих определений экотуризма благодаря своей способности выстраивать “интеллектуальную, эмоциональную и даже духовную связь между людьми и географической местностью” (Weiler, Ham, 2001). Во всех своих контактах с клиентами гиды и туроператоры должны точно описывать экосистему, в которой будет происходить облов, а также культуру населения, проживающего в данной местности. Образование может реализовываться через прямое общение между клиентами и туроператорами, а также через их знакомство с материалами, картами и стендами. Рыбы являются важным компонентом многих водных экосистем, и рыбаки должны знать о тех процессах, что происходят в здоровой экосистеме - например, о том, что лососи во время своих нерестовых миграций переносят вещества из моря вверх по течению и поддерживают тем самым наземные экосистемы (Cederholm et al, 1999). Чтобы вовлечь клиентов в управление и охрану природы, нужно рассказать им о многочисленных угрозах экосистемам и культурам, о природоохранных работах, ведущихся в этом районе, и о том, что они могут сделать, чтобы помочь в этих работах.
Так как в операциях рыболовного экотуризма главным контактом клиента скорее всего будут туроператоры-рыболовы, решающим аспектом создания высококачественного опыта взаимодействия с природой является обучение туроператоров. Особенно важным в рыболовном экотуризме является обучение в более широком формате экотуризма, так как в туроператоры скорее всего придут люди, имевшие опыт рекреационного рыболовства, где по традиции упор делается на отлове большого количества крупной рыбы.
Образование клиентов. Туроператоры знакомят клиентов перед поездкой и в ходе операций с местными экосистемами и культурами, а также с другими компетентными органами с целью выработки у них знаний, уважения и чувства бережного отношения к природе.
Обучение гидов. Гидов обучают природе района, местной культуре и техникам экологически неистощительного проведения рыболовных туров.

Экологически неистощительные операции

Важно понимать, какой конкретный водоем можно использовать для развития на нем рыболовного экотуризма и знать ту туристическую нагрузку, какую в неистощительном режиме может поддерживать данная экосистема. Пример проекта "Камчатская Семга" показал, как помогли правильно ответить на эти вопросы консультации с независимыми биологами и негосударственными природоохранными организациями. Помощь могут также оказать биологи государственных структур.
Чтобы предотвратить ситуации, когда кумулятивная нагрузка от множества туристов далеко превосходит емкость угодья, мы предлагаем установить для данной туристической отрасли ограничения на общее число экземпляров погибшей рыбы (см. Hardin, 1968). Для удобства применения эти ограничения следует установить для разных видов рыб и для разных водоемов (или других необходимых подразделений популяций). Чтобы не выходить за пределы этих квот, разные турфирмы должны координировать свои работы с другими туроператорами, действующими в районе. Общее число погибшей рыбы будет высчитываться как сумма всех убитых рыб плюс ожидаемая смертность после выпуска рыбы с учетом соответствующих коэффициентов смертности.
Туроператорам и контрольным ведомствам следует учитывать эффект кумулятивного воздействия туристов и ограничивать их общее количество до такого уровня, который экосистема может выдержать без вредя для себя (Honey, 1999). При эксплуатации рекреационных рыбных ресурсов, которые облавливаются более интенсивно, чем в приведенном примере с Камчаткой, может оказаться актуальным введение эффективного инспекционного режима проверки соответствия нормативам, чтобы гарантировать, что рыболовство и другие виды деятельности ведутся здесь в экологически рациональном режиме. Может оказаться необходимым введение ограниченного доступа на водоем, которое реализуется либо посредством выдачи лицензии, либо контролем со стороны самих туроператоров района. Такая тактика может снизить негативное воздействие туристов на рыбные ресурсы и промысловые участки, а при введении лицензий даст доход регуляторным ведомствам (United States Fish & Wildlife Service, 2002; British Columbia Ministry of Agriculture, Food & Fisheries, 1990; Togiak National Wildlife Refuge, 2001).
В приведенном здесь проекте "Камчатская Семга", а также в предваряющем его обсуждении принципов рекреационного рыболовства как экологически неистощительного природопользования уже показывались примеры определенных способов рыбной ловли, могущих использоваться в рыболовном экотуризме. Одной из многочисленных пригодных техник является ловля на искусственную мушку нахлыстом - проверенный метод, дающий клиенту не только большие возможности рыбалки, но и снижающий вред для пойманной рыбы. Обсуждаются и другие способы лова, которые могут сократить эффективность поимки, снизить вред выпускаемой рыбе, предотвратить распространение болезней и вероятность проникновения заносных видов. Следование имеющимся в данном районе законам и правилам также следует учитывать - как минимальный необходимый (но не достаточный) шаг по направлению к экологически неистощительным операциям (The Swedish Ecotourism Association and The Swedish Travel and Tourism Council, 2002b). Обучение рыбака всем таким техникам лова может потребовать массу времени.
Говоря в более общем ключе, операции по рыболовному экотуризму, так же как и все экотуристические операции, нужно проводить в режиме экологической неистощительности с минимальным негативным воздействием (Blamey, 2001). Инфраструктура, требующаяся для проведения рекреационного рыболовства, обычно включает в себя домики временного проживания, транспорт и иногда удаленные полевые лагеря. Минимизация негативных последствий может потребовать использования не двухтактных, а четырехтактных моторов на катерах, экономичных энергетических установок в домиках, производства возобновимых видов энергии, реализации планов по вторичной переработке мусора и отходов, и использования экологически-дружественных альтернатив общепринятому топливу и химическим веществам.
Планирование. Туристические организации и контролирующие ведомства знают состояние рыбных популяций в своем районе и угрозы этим популяциям. Турфирмы ведут свои операции в пределах биологических лимитов так, чтобы воздействие от рекреационного рыболовного экотуризма было минимальным и экологически неистощительным, с учетом других факторов, действующих на эти популяции.
Способы лова. Рыбу ловят и подвергают исследованиям с использованием методов, снижающих ее возможные повреждения и сводящих ее смертность к нормам неистощительного использования. Рыбаки соблюдают соответствующие законы и правила рыболовства.
Общие операции. Все виды деятельности экотуризма осуществляются таким образом, чтобы свести к минимуму потребление природных ресурсов и сократить загрязнение и производство отходов.

Уважение к местным культурам

Во всех местных и коренных культурах мира рыболовство служило не только для жизнеобеспечения, но играло и важную экономическую и культурную функцию. Ежегодные миграции лососей, например, у многих народов (от айнов Японии до тлингитов Аляски) структурировали общество (Roch, McHutchison, 1998). Культурные аспекты могут предоставить большой набор средств, чтобы связать туристов-рыболовов с традициями региона, помочь им узнать о традиционном использовании данных видов рыб. Туристические операции должны уважать обычаи, сложившиеся в коренном обществе вокруг рыбы и ее использования, традиции местных поселков, живущих за счет рыбных ресурсов. На Аляске многие коренные и некоренные хозяйства продолжают использовать имеющиеся в природе пищевые ресурсы для получения “существенной экономической, продовольственной, культурной и социальной выгоды” (Kelso, 1982). Сложность культурных вопросов требует бережного сотрудничества туроператоров с местным или коренным населением. Самый эффективный диалог, скорее всего, получится, если его инициировать с самого начала планирования экотуристической деятельности.
Взаимодействие с культурами. Операторы и клиенты с уважением относятся к местным и коренным традициям и потребностям, касающимся рыбных, земельных и других ресурсов.

Вклад в охрану природы, мониторинг и научные исследования

Концепция экотуризма включает необходимость активной поддержки природоохранных мероприятий (Honey, 1999; Blamey, 2001). Такая поддержка может осуществляться через оплату входных билетов и разрешений, пожертвования от предприятий и клиентов, а также через участие в проектах по восстановлению ресурсов или научном мониторинге (Blamey, 2001).
Так как многие рекреационные рыбаки привыкли покупать рыболовные лицензии, самым приемлемым для государства или регуляторных ведомств способом собирать деньги на природоохранные инициативы могут быть платежи в местные органы. Однако пример с Камчатским проектом показывает, что туроператор, вероятно, не может быть тем лицом, которое взимает эти платежи. Более продуктивной схемой перевода денег на природоохранные программы может быть отчисление туристическим предприятием некоторого процента ежегодной прибыли (Alaska Wildland Adventures, 2004). Такая стратегия требует тесного партнерства турфирм с местными природоохранными организациями. Проект "Камчатская Семга" показал, как это может осуществляться при подключении таких групп к планированию с самого начала.
В большинстве районов мира большие возможности открываются и для прямого участия рыболовного экотуризма в мониторинге и исследовании рыбных популяций. Даже в США, где сбор данных по рыбным ресурсам финансируется крупными ведомствами, информация о рекреационных видах рыб и структуре их популяций практически отсутствует (Donofrio, 2004). На Дальнем Востоке России, где проводился проект "Камчатская Семга", только начинается исследование распространения лососей и динамики их популяций в разных реках (Augerot, в печати). Когда к проведению мониторинга экосистем подключаются туроператоры и клиенты фирм рыболовного экотуризма, то можно получить больше информации, необходимой для проведения природоохранных мероприятий.
Учитывая децентрализованный характер работы туроператоров, сбор ими данных по единой схеме или правильность сбора этих данных кажутся мало вероятными, если только они не будут сотрудничать с учеными из академических институтов, неправительственными организациями и государственными ведомствами. Предпочтительно, чтобы все операторы, занятые в рыболовном экотуризме в данном районе, участвовали в одной и той же программе мониторинга, использующей стандартные измерения, бланки и формы отчетности. Сбор данных включает ведение точных и детальных записей с измерениями длины, высоты и ширины пойманных особей, весу, полу и видовой принадлежности, а также отсылку этих данных в соответствующие организации. Эта статистика уловов важна и для оценки воздействия туризма на экосистемы (The Swedish Ecotourism Association and The Swedish Travel and Tourism Council, 2002b).
Охрана природы. Туроператоры поддерживают местные природоохранные мероприятия с помощью отчисления платежей и сотрудничества, а также знакомя рыбаков с природоохранными организациями района.
Мониторинг и исследования. При проведении мониторинга и исследований популяций рыб и других экологических индикаторов туроператоры и гиды работают в сотрудничестве с учеными академических институтов, природоохранными организациями и(или) сотрудниками государственных ведомств. Ведется точная статистика уловов.

Вклад в местную экономику

Экотуризм может приносить в местную экономику доход и оказывать положительное воздействие разными способами. Это и заработки на обмене иностранными туристами, и повышение занятости местных жителей, развитие инфраструктуры, создание долгосрочной экономической стабильности и повышение разнообразия экономики (Blamey, 2001). Частью этого положительного влияния может быть также программа предпочтения покупки местных товаров и услуг, и появление у местных жителей возможности прямой продажи туристам своих изделий и других продуктов. В проекте "Камчатская Семга" экотуризм стал альтернативным источником занятости в тех населенных пунктах, где жители уже перешли к разрушительным практикам типа браконьерства. Таким образом, экотуризм может дать сильные экономические стимулы для охраны ресурса (Blamey, 2001). Демонстрируя экономическую ценность экологически неистощительного ресурсопользования, экотуризм может поменять у населения ценностные ориентиры и научить его ценить здоровые экосистемы и водоемы, богатые рыбой (The Swedish Ecotourism Association and The Swedish Travel and Tourism Council, 2002b).
В идеале, экотуризм также способствует переводу экономического и политического контроля на более низкий уровень управления - трудный и требующий много времени процесс (Honey, 1999). В проекте "Камчатская Семга" в этом направлении были сделаны определенные небольшие шаги - обучение на местах гидов. Вовлечение в экотуристические операции местного населения и(или) коренных жителей является важной составляющей роста самостоятельности поселков и их устойчивого развития.
Местные жители. Местные жители получают от рыболовного экотуризма значительную экономическую выгоду, и используют ее таким образом, чтобы создать систему местных мероприятий для охраны ресурса.

Перспективы и проблемы рыболовного экотуризма

С процессом развития рекреационного рыболовства и туризма в разных районах мира с экономически и экологически важными рыбными ресурсами определение рыболовного экотуризма становится все более актуальным. Необходимо установить высокий стандарт требований к предприятиям рыболовного экотуризма, предусматривающий необходимость охраны экосистем, и ввести ограничения на общее воздействие рыбаков на среду. Это не только поможет природоохранным мероприятиям и положительно скажется на местной экономике, но и добавит стоимости работам экологически-ответственных туроператоров и гидов рекреационного рыболовства, что позволит им выставлять на продажу свои услуги в отборочном режиме и запрашивать более высокие цены с учетом экологических характеристик рыбных ресурсов.
Несмотря на такие многообещающие перспективы, у данной отрасли впереди маячат и проблемы. Когда термин “рыболовный экотуризм” или “рекреационно-рыболовный экотуризм” войдет в повседневный язык, скорее всего его будут использовать в рекламных целях многие туроператоры и гиды обычного рекреационного рыболовства. Многие из них будут искренне и в надлежащей мере стараться минимизировать свое воздействие на экосистемы и содействовать природоохранным мероприятиям, другие же этого делать не будут.
С проникновением в общество жаргонизма “энвайронментализм” и идей зеленого движения, количество туристов в экотурах резко выросло, однако при этом ослабли природоохранные цели фирм, сократилась компонента экологического образования и нарушилась экологическая целостность природных участков (Honey, 1999). Индустрия путешествий, делающая интенсивные попытки убедить клиентов в том, что традиционный туризм бережно относится к окружающей среде, обесценила рынок для экотуристических организаций и тех туристических компаний, которые по-настоящему работают в экологически неистощительном режиме, и сместила некоторые из них за пределы рынка. В некоторых девственных и до сих пор удаленных регионах экотуризм даже используется как “троянский конь” - сначала он привлекает в эти районы достаточные ресурсы для развития здесь жизнеспособного туризма, а потом на растущий спрос сюда слетаются другие многочисленные туристические компании традиционного толка (Butler, 1990).
Легко предсказать, что экологическая и социальная инфраструктура региона может быть быстро подмята и разрушена увеличивающимся наплывом туристов. Камчатка сейчас не является объектом такого бешеного спроса, но некоторые районы рекреационного рыболовства на Аляске и в Британской Колумбии уже страдают от перепромысла и деградации местообитаний. Примерами нарушения биотопов является эрозия речных берегов, шумовое загрязнение от катеров, загрязнение мусором и отходами (Togiak National Wildlife Refuge, 2001).
Для того чтобы рыболовный экотуризм мог избежать ловушек, просчетов и ошибок, на самой ранней стадии планирования туроператоры должны сотрудничать с другими предприятиями экотуризма, экологическими организациями, рыболовными ведомствами и местным населением, и работать честно. Они не должны ждать, что проблемы и возможные противоречия рыболовного экотуризма будут разрешены кем-то со стороны. Пока общие руководящие принципы экотуризма разрабатываются сертификационными органами, специфике рыболовного экотуризма уделяется очень мало внимания. Чтобы рыболовный экотуризим вызрел из неясной, в основном теоретической концепции до четко осуществляемой практики, потребуются детально сформулированные нормативы и правила.

Заключение

По мере распространения рыболовного экотуризма он несет не только огромные возможности экономике, но и угрозу уязвимым и экологически ценным рыбным ресурсам мира. В проекте "Камчатская Семга" рыболовы-любители сыграли активную роль в получении научных данных о лососевых Камчатки. Рыболовство, ведущееся с минимальным экологическим ущербом, не только помогло профинансировать работы по охране рыбных ресурсов - участники программы напрямую участвовали в сборе данных и экологическом мониторинге за рыбными популяциями. Данный проект - лишь один из многих возможных вариантов рыболовного экотуризма, необходимо работать и дальше, чтобы всецело оценить возможности, представляемые этим видом экотуризма, и его проблемы.
Для прояснения концепции рыболовного экотуризма мы предлагаем руководящие принципы, разработанные таким образом, чтобы эта деятельность сводила к минимуму воздействие на экосистемы, приносила пользу и доход в местную экономику и напрямую поддерживала природоохранные мероприятия. Наши принципы применимы для разных типов экосистем и фокусируют усилия турфирм на сотрудничестве с разными заинтересованными группами.
Хотя рыболовный экотуризм является захватывающим и многообещающим видом туристической деятельности, он сталкивается с обсужденными выше угрозами и проблемами, особенно с опасностью использования ярлыка экотуризма для развития обычного потребительского рыболовного туризма и других видов традиционного туризма. Чтобы работа по рыболовному экотуризму принесла свои плоды, совершенно необходимо установить высокие нормы и стандарты этих операций и координировать свои действия со всеми заинтересованными сторонами. Координация между разными участниками этого процесса сыграет интегрирующую роль и сделает рыболовный экотуризм реальным и достоверным инструментом для сбора научных данных, проведения природоохранных мероприятий и организации в регионе устойчивого развития.

Литература

Alaska Wildland Adventures (2004) Commitment to Ecotourism. http://www.alaskawildland.com/our-financial-contribution.htm

Allcock, A., Jones, B., Lane, S., and Grant, J. (1994) National Ecotourism Strategy. Canberra: Commonwealth Department of Tourism, Australian Government Publishing Service.

American Sportfishing Association. (2004) Fishing Statistics: Participation: Fishing License Data. http://www.asafishing.org/asa/statistics/participation/fishlicense_2001.html

American Sportfishing Association. Sportfishing Participation and Economic Impact for Alaska (1996) http://www.asafishing.org/content/statistics/economic/index.cfm?state=Alaska

American Sportfishing Association (1996) The Economic Importance of Sport Fishing: Economic data on sport fishing throughout the entire United States. American Sportfishing Association. Washington, D.C.

American Sportfishing Association. Fishing Statistics - Demographics and Economic Impact (2003) http://asafishing.org/content/statistics/economic/all_fishing.html

Augerot, X. (in press) Atlas of Pacific Salmon: The First Map-Based Status Assessment of Salmon in the North Pacific. Berkeley, California: University of California.

Blamey, R.K. (2001) Principles of Ecotourism. In D.B. Weaver (ed.) The Encyclopedia of Ecotourism (pp. 5-22). New York: CABI.

British Columbia Ministry of Agriculture, Food and Fisheries (2001) Wildlife Act and Angling and Scientific Collection Regulation 125/90. March 30, 1990. Includes amendments up to British Columbia Regulation 53/2001. http://www.qp.gov.bc.ca/statreg/reg/w/wildlife/125_90.htm

Bryan, R.C. (1974) The dimensions of a saltwater sport fishing trip, or what do people look for in a fishing trip besides fish? Technical Report PAC/T-74-1. Canada: Environment Canada, Fisheries and Marine Service, Southern Operations Branch, Pacific Region.

Butler, R.W. (1990) Alternative Tourism: Pious Hope or Trojan Horse? Journal of Travel Research 28 (3): 40-45

Catch and Release Foundation (2001) Catch & Release Guidelines. Newton, CT: Catch and Release Foundation.

Cederholm, C.J., Kunze, M.D., Murota, T., Sibatani, A. (1999) Pacific Salmon Cascasses: Essential Contributions of Nutrients and Energy for Aquatic and Terrestrial Ecosystems. Fisheries 24(10), 6-15.

Coleman, F. C., W. F. Figueira, J. S. Ueland, and L. B.Crowder (2004). The Impact of U.S. Recreational Fisheries on Marine Fish Populations. Science 305, 1958-1960.

Department of the Interior (2001) 2001 National Survey of Fishing, Hunting, and Wildlife-Associated Recreation: Alaska. Expenditures in Alaska by U.S. Residents for Fishing: http://www.census.gov/prod/2002pubs/fhw01-ak.pdf

Ditton, R. B., Holland, S. M., Anderson, D. K. (2002) Recreational Fishing as Tourism. Fisheries 27 (3): 17-24. March 2002.

Ditton, R.B. and Grimes, S.R. (1995) A Social and Economic Study of the Costa Rica Recreational Billfish Fishery. The Billfish Foundation. Ft. Lauderdale, Florida. October 25, 1995. http://lutra.tamu.edu/hdlab/Docs/costa.pdf

Donofrio, J. (2004) Written Testimony of James A. Donofrio for June 16, 2004 Subcommittee Hearing on the Data Collection Programs of NOAA. United States House Resource Committee, Subcommittee on Fisheries Conservation, Wildlife & Oceans. http://resourcescommittee.house.gov/archives/108/testimony/2004/jamesdonofrio.pdf

Duffus, D. and Dearden, P. (1990). Non-consumptive wildlife-oriented recreation: a conceptual framework. Biological Conservation 53, 213-231.

The Ecotourism Society (1991). Ecotourism Guidelines for Nature-Based Tour Operators. North Bennington, Vermont: The Ecotourism Society.

Federation of Fly Fishers (2002) Federation of Fly Fishers Issues Emergency Angler Warning. July 8, 2002.

Federation of Fly Fishers (2002) New Zealand Mud Snail - Fact Sheet. 2002.

Fennell, D.A. (2000) Comment: Ecotourism on Trial - The Case of Billfish Angling as Ecotourism. Journal of Sustainable Tourism 8(4), 341-345.

Gislason, G. (2001) Economic Valuation for Salmon Fisheries in British Columbia

Griffin, J. and Rahr, G. (2002) Conservation and Sustainable Use of Wild Salmonid Biological Diversity in Russia's Kamchatka Peninsula. Proposal to United Nations Development Programme/Global Environment Facility. March 2002.

Gruin, M., and Rogers, N. (2004) A Strategic Framework for the Development and Promotion of Angling Ecotourism in Kamchatka. Hummelstown, Pennsylvania: Ecotourism Consulting Group.

Harden, G. (1968) The Tragedy of the Commons. Science 162, 1243-1248.

Hayden, M. (2000) A Vision of Things to Come: Expectations and Realities. Keynote panel discussion, RecFish 2000 National Symposium: Managing Marine Recreational Fisheries in the 21st Century. Convened by National Marine Fisheries Service and

Klimenko, A. (2004) Personal communication, 10-13-04.

National Sea Grant College Program. San Diego, California, June 25-28, 2000. http://www.nmfs.noaa.gov/irf/RecFish2000.pdf

Honey, M. (1999) Ecotourism and Sustainable Development: Who Owns Paradise? Institute for Policy Studies, Ecotourism and Sustainable Development Program. Island Press, Washington D.C.. http://www.ips-dc.org/ecotourism/

Honey, M. and Rome, A. (2001) Protecting Paradise: Certification Programs for Sustainable Tourism and Ecotourism. Institute for Policy Studies, Washington D.C. http://www.ips-dc.org/ecotourism/protectingparadise/index.htm

Hooton, R.S. (2001) Facts and Issues Associated with Restricting Terminal Gear Types in the Management of Sustainable Steelhead Sport Fisheries in British Columbia. Ministry of Environment, Lands and Parks. Nanaimo, British Columbia.

Hooton, R.S. (2002a) Ministry of Environment, Lands and Parks. Nanaimo, British Columbia Personal communications. September 2002.

Hooton, R.S. (2002b) Terminal Gear and Steelhead Sport Fishery Management. The Osprey. Issue 43.

Issaverdis, J.-P. (2001) The Pursuit of Excellence. In D.B. Weaver (ed.) The Encyclopedia of Ecotourism (pp. 5-22). New York: CABI.

Kelso, D. (1982). Subsistence Use of Fish and Game Resources in Alaska: Considerations in Formulating Effective Management Policies. Technical Report 65. Juneau, Alaska: Alaska Department of Fish and Game, Division of Subsistence.

Moscow State University, Department of Ichthyology (1995) Report on the Results of the Second Joint Russian-American Expedition for the Study of Steelhead. Moscow.

National Marine Fisheries Service (1999) Code of Angling Ethics. Washington, D.C. February 11, 1999. http://www.nmfs.noaa.gov/irf/ethics.html

Newell, J. (2004) The Russian Far East: A Reference Guide for Conservation and Development. McKinleyville, California: Daniel & Daniel.

North-American Commission for Environmental Cooperation (NACEC) (2000) Sustainable Tourism Resource Database. http://www.cec.org/databases/certifications/Cecdata/Main.cfm?CategorieID=0&Varlan=english&WebSiteID=2.

Rahr, G. (2003) Wild Salmon Center President, personal communication.

Roche, J., and McHutchison, M. (1998) First Fish, First People: Salmon Tales of the North Pacific Rim. Seattle: University of Washington.

Starkes, J. (2001) Hooking Mortality in Steelhead. Wild Steelhead Coalition. Biological and Economic Benefits of Wild Steelhead Release: Striking a balance between conservation and recreation; the case for statewide wild steelhead release. Kirkland, Washington.

The International Ecotourism Society (2003) Ecotourism Explorer. Burlington, Vermont. http://ecotourism.org

The Swedish Ecotourism Association and The Swedish Travel and Tourism Council (2002a) Nature's Best: a quality labeling system for Swedish Ecotourism. http://www.naturesbest.nu/en/pdf/EN_KriterierNB20020321.pdf

The Swedish Ecotourism Association and The Swedish Travel and Tourism Council (2002b) Naturens Bдsta Kriteriedokument 2002-2005

http://www.naturensbasta.se/illustrationer/fil_20040506091021.pdf

Togiak National Wildlife Refuge Core Planning Team (2001) Comprehensive Conservation Plan Revision: Significant Planning Issues. Togiak, Alaska.

United Nations Environment Program (2003) Draft Guidelines on Biodiversity and Tourism Development. Convention on Biological Diversity. Conference of the Parties to the Convention on Biological Diversity, Seventh Meeting, Kuala Lumpur 2004. Report of the Subsidiary Body on Scientific, Technical and Technological Advice on the Work of its Eighth Meeting. UNEP/CBD/COP/7/3 April 3, 2003.

United States Fish and Wildlife Service (USFWS) (2002) 2001 National Survey of Fishing, Hunting, and Wildlife-Associated Recreation. Washington, DC: U.S. Department of the Interior, Fish and Wildlife Service and U.S. Department of Commerce, U.S. Census Bureau.

USFWS (2002) Togiak National Wildlife Refuge Permits. http://togiak.fws.gov/permits/toc.html.

Vaske, J., Donnelly, M., Heberlein, T., and Shelby, B (1982) Differences in reported satisfaction ratings by consumptive and nonconsumptive recreationists. Journal of Leisure Research 14(3), 195-206.

Weaver, D.B. (2001) Principles of Ecotourism. In D.B. Weaver (ed.) The Encyclopedia of Ecotourism (pp. 73-83). New York: CABI.

Weiler, B., and Ham, S.H. (2001) Tour Guides and Interpretation. In D.B. Weaver (ed.) The Encyclopedia of Ecotourism (pp. 73-83). New York: CABI.

Wild Salmon Center (2003) Publications: Kamchatka Steelhead Project Abbreviated Bibliography. Portland, Oregon. http://www.wildsalmoncenter.org/publications.php

Wild Steelhead Coalition (2001) Biological and Economic Benefits of Wild Steelhead Release: Striking a balance between conservation and recreation; the case for statewide wild steelhead release. Kirkland, Washington. http://www.wildsteelheadcoalition.com/wscdoc.htm

World Wide Fund for Nature Arctic Programme (2002) Linking Tourism and Conservation in the Arctic. Oslo, Norway. http://www.ngo.grida.no/wwfap/core/about/linking_tourism_conservati.html

[1] По международному соглашению, принятое латинское название тихоокеанского благородного лосося Oncorhynchus mykiss. В России предпочитают называть его Рarasalmo mykiss. Вопрос с этим расхождением еще не улажен.
Пер. с англ. А.В. Беликович
Landclaim.narod.ru

ФишТур.BY


Понравилось? Поделись!
   



Эту новость просмотрели 438
 

Комментатор: (Мск)

Добавить комментарий
Автор (Ник)
Комментарий


* Для комментирования, пожалуйста, авторизуйтесь
Зарегистрироваться
предыдущаяследующая назад
 

ИА "Тихоокеанский вестник"
« 2015 г. »
« март »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          


.: Сегодня: 3.12.2021 :.
.: Регионы :.
+Эксклюзив
+Камчатский край
+Дальний Восток и Сибирь
+Россия
+Мировые новости
.: Реклама :.



     вверх