English version
на Камчатке: 04.07.2022 
 
на главную



  ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ
  8 924-890-67-19 NEW!
  E-mail @
  8 984-165-44-27 для MMS
  (фото и видео)



  РЕЙТИНГ
  лидеров рыбной
  отрасли России



  ДИКИЕ ЛОСОСИ
  СЕВЕРНОЙ ПАЦИФИКИ



  и н т е р н е т - м у з е й
  WWW.FISHMUSEUM.RU



  информационный портал
  КАМЧАДАЛЫ.РУ



  ПРОБЛЕМЫ
  ОТРАСЛИ



  БИЗНЕС


  доска бесплатных
  ОБЪЯВЛЕНИЙ



  ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ
  БАЗА



  ИСТОРИЯ
  СЕВЕРНОЙ ПАЦИФИКИ



  НАУКА ДЛЯ РЫБАКОВ


  СОХРАНИМ ЛОСОСЬ
  ВМЕСТЕ



  БИБЛИОТЕКА


  архив газеты
  "ТИХООКЕАНСКИЙ
  ВЕСТНИК"



  ФОРУМ


  ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


  ПРОЕКТ ПРООН/ГЭФ

гл. редактор сайта - info@npacific.kamchatka.ru
администратор сайта - admin@fishkamchatka.ru



последние комментарии

(все комментарии)












при использовании
на сайтах
оригинальных материалов
Рыба Камчатского края
активная ссылка на
www.fishkamchatka.ru
ОБЯЗАТЕЛЬНА

администратор сайта - admin@fishkamchatka.ru,
тел. 8 (4152) 251927
(с 9:30-18:00 П-Кам).
Факс 8 (4152) 417-553






обмен банером




Камчатский Краевой фестиваль "Сохраним лососей ВМЕСТЕ"
.: в этот день... :.
В 1956 г. Родился Абакумов Владимир Николаевич (ООО "Корякморепродукт")

Новости


Эксклюзив



30 июня 2010

О рыболовстве вообще и в частностях
Часть и частность вторая: коренные и остальные

(окончание)

Создание "законного" порядка" .

Разумеется, в решении вопросов рыболовства КМНС главную роль всегда играли главное рыбное ведомство страны и тесно связанные с ним камчатские промышленники во власти.
В первую очередь, чиновники сделали все, чтобы персонифицировать пользователей такого вида рыболовства. Такой подход является основополагающим во всех видах рыболовства и был неоднократно и успешно опробован. Вероятно, для начала, необходимо пояснить смысл персонификации пользователей.
В некоторых странах многие промыслы проводятся по "олимпийской" системе. В них могут участвовать (добывать ВБР) все жители приморской территории с некоторыми ограничениями по сроку оседлости. Например, имеют право на лов только родившиеся на этой территории и прожившие там достаточно длительные период времени (резиденты). Разрешение на промысел они получают только по этому критерию и на весьма длительный срок (даже пожизненно). Индивидуальных квот порой нет. Срок начала лова известен заранее или по "зеленой ракете". Окончание или в установленный срок или по команде для всех в связи с выбором ОДУ. Тамошнего чиновника заботят популяции ВБР, оптимальные сроки добычи и количество допустимого улова, поиск компромиссов между сохранением и добычей, меры регулирования, обращенные сразу ко всем (по видам и размерам орудий лова, тоннажу судов и т.д.). Все эти решения не обращены к конкретному лицу или отдельной группе лиц, имеющих известное чиновнику имя. Зачастую выбор ОДУ отслеживается посредством присутствия на борту абсолютно независимого наблюдателя, который сообщает на берег обезличенную информацию о вылове. Регулятор промысла не имеет полномочий органа охраны и контроля.
Теперь посмотрим на процесс ведения промысла в нашей стране. С самого первого шага лицо, осуществляющее рыболовство, приобретает для рыбного чиновника имя. Для чиновника рыбак - это не профессия, а конкретный человек (юр. лицо), которое по любому вопросу напрямую обращается к нему и зависит от его решений. Принятие решение в каждом конкретном случае касается не рыболовства как такового, а возможности конкретного лица его осуществлять. Заключение договоров, рассмотрение заявок и тому подобные процедуры к ВБР как таковым не относятся и по определению возникают только между чиновником и отдельным лицом. Даже общее по правилам рыболовства разрешение на промысел требует конкретики - выдачи разрешения (бумаги) конкретному лицу. Любое изменение первоначальных условий, вплоть до замены ответственного за лов на месте, требуют очередного обращения к чиновнику. На первый план выходит не то, как ловят рыбу, а кто конкретно ее ловит. Рыболовство полностью персонифицировано. И за каждым конкретным лицом ведется тотальная слежка.

Какой в этом смысл?

Надеюсь, вы уловили смысл. Росрыболовство самодержавно определяет кому можно, а кому нельзя заниматься такой предпринимательской деятельностью, как рыболовство. Это право дается только конкретному лицу. В этом ведомстве никому нет дела до Конституции и других федеральных законов. Им нет дела, что рыболовство - это не лицензируемый вид деятельности и в силу закона должен быть доступен всем при выполнении всего одного условия - регистрации в качестве предпринимателя. И причины такого отношения понятны - только возможность наделять кого-либо правом ловить рыбу может позволить чиновнику общаться напрямую, в том числе, тет-а-тет с конкретной персоной, кого бы она ни представляла - или самого себя (ИП), или юридическое лицо, и решать их судьбу в этом бизнесе. А основополагающим, главным и единственным для деятельности Росрыболовства является закон "О рыболовстве". Закон только по названию, т.к. он практически не содержит в себе конечных, исчерпывающих и подлежащих немедленному применению норм прямого действия, определяющих порядок осуществления рыболовства. Закон лишь многократно гласит, что любые решения чиновников являются законом. Поэтому, возможность осуществлять рыболовство определяется не законом, а великим множеством приказов и распоряжений случайных для граждан страны людей. Случайных - потому что граждане их не избирали, не доверяли и не поручали им решать важнейшие вопросы своей жизни.
Отечественная система очень "хороша". В ней почти не нужно руководствоваться законами, но всегда можно "решать вопросы" в кабинетах. Зависимость от чиновника настолько велика, что его чуткое участие в преодолении порой непреодолимых барьеров (например, срок рассмотрения заявки, превышающий оставшийся период промысла) заслуживает благодарности. И, что очень важно, регулятор промысла наделен полномочиями контроля. А это мощный рычаг воздействия. Отсутствие такого рычага, например, в промышленном рыболовстве в ИЭЗ, заметно снижает "авторитет" чиновника Росрыболовства. Поэтому, мы чаще видим "гонцов" морских промышленников не у ворот территориального управления ФАР, а у ворот пограничников.

Место коренных народов

Попробуйте найти в этой системе место обезличенной массе коренных, малочисленных и их соседей, найти персону - с кем чиновник будет общаться. Прикажете ему искать их в тех местах, где работает "закон тайги"? Жители того мира чиновнику не интересны, они не ведут коммерческое рыболовство - что с них взять? И они ему недоступны - руки коротки. Пытаться регулировать их рыбалку столь же безнадежное занятие, как регулировать добычу рыбы медведями. Вспугнуть можно, но остановить, выгнать с водоемов - нет.
Для тех из них, что живут в далеких национальных поселках и рыбачат только для удовлетворения личных нужд, спросить также нечего. Зато есть другие, что желают заниматься коммерческим рыболовством, т.е. зарабатывать на рыбе. Правда, должны это делать на общих основаниях, в соответствии с законами. Но, как мы помним, им вовремя не объяснили, как это делать. Зато сделали все, чтобы они, вместе с некоренными в этом бизнесе не оказались.
И они сами нашли способ. От первоначальной формулировки "рыболовство в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности КМНС" у них осталась только "рыболовство" и "КМНС".
Методы давно проверенные - менять и править закон "О рыболовстве". В начале из закона исчез принцип равного для всех доступа к водным биоресурсам. Потом появилось особое КМНС-рыболовство. Закон и правила рыболовства по смыслу вывели его за рамки традиционности. От первоначального описания самой жизни аборигенов осталось только "КМНС". Этот вид рыболовства разделили на два совершенно разных. Один вид остался для жителей другого мира, а в изложении второго фактически описали промышленное рыболовство. То есть, просто подменили понятия. Для чего? Для главного - отдельный вид рыболовства обеспечивается отдельными квотами со всеми вытекающими из этого последствиями - их распределением между конкретными лицами!

И что же дальше?

На откровенный маразм уже не обращали внимание. Так, например, мы можем узнать, что КМНС "традиционно и в соответствии с исторически сложившимся опытом, доставшимся им от предков", могут осуществлять промысел живых ресурсов континентального шельфа с помощью промысловых судов. И дело вовсе не в применении современного промыслового судна. Дело в отсутствии в таком виде промысла даже намека на традиционность, т.е. давность такой деятельности. Водные биоресурсы континентального шельфа, так называемые "сидячие виды" доставались жителям Камчатки крайне редко и только из штормовых выбросов. Они, в отличие от лосося, по определению не могли быть основой существования. А еще попробуйте сопоставить затраты на организацию такого промысла и использование улова только для личных нужд. Сдается, что не каждый из миллионеров может позволить себе такую роскошь.
Примечание: континентальный шельф в рыболовстве начинается за территориальным морем на удалении 12 миль (более 22 км) от берега.
Итак, КМНС-ы для коммерческого рыболовства и для общения с чиновниками нашлись, но они должны были стать конкретными лицами. Для этого необходимо определить круг лиц, относящихся к КМНС. Однако "нужный" пункт в паспортах давно исчез. И Конституция содержит в себе "неправильные" принципы. А ведь национальность для жителей городов и их окрестностей стала единственным признаком. Тогда как? Да просто, от обратного - конкурсы, участки, договоры, квоты, разрешения! Любое из этих составляющих требует индивидуализации субъекта, его четкое обозначение среди массы других. И уже не важно - КМНС ты или нет. Пусть сами определяются - кто есть кто. Приходите все. Только принесите бумажку. Определять национальность - не в компетенции главного рыбного ведомства. Это ведомство на практике решает много вопросов, не относящихся к их компетенции, т.е. рыболовству, но тут "некомпетентность" пригодилась. Так федералы свалили на местные власти самый неудобный - национальный вопрос. Где взять нужную бумажку и что она представляет собой - не знали. Придумали. Этой бумажкой стало свидетельство о регистрации общественной организации - родовой общины. Никто "не заметил", что общественная организация не имеет право в силу закона заниматься коммерческим рыболовством, а само коммерческое рыболовство не может быть отнесено к традиционной и т.д. деятельности. "Не заметили", что право на такую традиционную деятельность распространяется не только на КМНС, но и на всех граждан, что живут в тех же районах, т.е. их соседей. "Не заметили", что государственный бюджет теряет средства от спрятанного под вывеской КМНС промышленного рыболовства.
Росрыболовство ставило новый спектакль. "Движение КМНС" и, к сожалению, общины национальных поселков приняли унизительные по своей сути правила игры. Достаточно вдуматься в само понятие "конкурс между КМНС". Неужели предполагается выяснить: кто более самобытен, более традиционен в своем образе жизни или хозяйствования? Или необходимо определить, для кого из коренных рыба является основой существования в большей степени, чем для другого малочисленного? "Движение КМНС" согласилось, т.к., повторюсь, не было в их планах и толики того, что называлось "рыболовство в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности для удовлетворения личных нужд". Да и настоящих коренных среди них оказалось весьма мало.

Разрешима ли эта проблема?

Нет смысла далее рассматривать проблемы "движения КМНС", которому уже давно найдено соответствующее определение - "лжеКМНС" и в котором настоящие коренные находятся на заднем плане в качестве декораций. В сухом остатке остается одно - на практике этот вид рыболовства на Камчатке является лишь ширмой для ведения коммерческого промысла и криминального браконьерства, организованного органами государственной власти федерального и регионального уровней.
Необходимо задаться вопросом - почему "проблема" представляется неразрешимой, а предлагаемые представителями власти варианты из тупика не выведут?
Если надуманные права коренных власти замечать приходится - шумят сильно, пугают, образ надежного регионального начальства перед столицей портят, то замечать права некоренных никак нельзя. Дать им всем вместе право заниматься рыболовством, как это установлено Конституцией и другими федеральными законами - это значит утратить своё монопольное право на этот вид деятельности. И это не главная причина. По большому счету нет никакой разницы - кто добудет (изымет из воды) рыбу. Она все равно окажется на рыбоперерабатывающем заводе, т.к. населению её (браконьерскую рыбу) и сейчас некуда девать. Только на завод или на рынок. Отпустить граждан на вольные хлеба, самим, на свой страх и риск законно зарабатывать рыбалкой - это потерять дармовую рабочую силу и на легальных промыслах и в лесных браконьерских бригадах. Людей можно будет оставить работать у себя на промысле или у линий переработки только адекватной оплатой. Такой, что хватило бы жить нормально, а не влачить жалкое существование до следующей путины. Вероятно, поэтому заглохло давнее обещание Президента страны решить вопрос с частным старательством по добыче золота. Уйдут профессионалы на вольные хлеба и… всё!
Следующее. Добыча рыбы собственными силами не только много дешевле, но и позволяет скрывать реальные результаты, записывать добытую в море рыбу на речные участки, манипулировать способами учета вылова и, в конечном итоге, уходить от налогов.
Другой момент - дешевизна сырца. Принимаемые браконьерские уловы и икра - сырец оплачиваются по бросовым демпинговым ценам. Нелегалам жаловаться не с руки, да и некому даже в том случае, когда их "кидают". Легальный рыбак в этом смысле очень неудобен. Деятельность рыночного торговца и промышленника становится более прозрачной - сложней утаить реальные данные. Деятельность нелегальных заводов может вообще сойти на нет.
Наши соседи по ту сторону Тихого океана давно знают, что на промысле лосося один ставной невод лишает работы 300 человек (150 лодок). Очевидно, что дать самостоятельную работу сотням жителей прибрежных поселков можно весьма просто. Но кто же им позволит стать независимыми? Или позволит быть просто рыбаками, а не персонами для чиновника? Как и на что будет жить их нынешняя "крыша", отбирающая не менее половины прибыли от браконьерского промысла? Если рыба и река станет по-настоящему принадлежать местным жителям, кто же позволит "залетным" деятелям вырезать нерестилища на икру? "Залетным" с любой "крышей" впору будет думать не о том, как "права качать" перед должностным лицом нынешней псевдорыбоохраны или "решать вопросы" с его начальниками, а как своё здоровье сохранить.
Действующие в настоящее время промышленники могут нормально зарабатывать только на переработке. И получать прибыль. Но им всегда хочется большего, при минимальных издержках. И они добиваются этого любой ценой. Вот эту цену и платит им все население Камчатки. Все вместе - и коренные и некоренные. А самую большую цену платит лосось, т.к. существующая система "колониального освоения" настроена на его уничтожение. О его сохранности совершенно некому заботиться. Это реальность и сохраняющаяся тенденция. Нет заинтересованных в этом лиц. И в первую очередь, нет заинтересованности местного населения. Им совершенно не для чего и не для кого сохранять лосося, т.к. ни им самим, ни их детям эта рыба не принадлежала и принадлежать не будет. Они не только не могут зарабатывать на лососе, но и не могут видеть его на своих столах, как обычную и доступную пищу.
И не только лосось, но и все разнообразие даров окружающих Камчатку, одних из самых богатейших в мире морей, камчатцы и камчадалы не видят. Всё это уходит сырцом за пределы края. Сырцом - потому что нельзя назвать замороженные биоресурсы продукцией. Не будь в заморозке необходимости, всё уходило бы валом. Не будь нужды вынуть из рыбы икру - и вся рыба уходила бы неразделанной. Камчатка и омывающие ее воды являются лишь сырьевым придатком, получающего за свои ресурсы много меньше, чем островные полинезийцы от европейских торговцев копрой пару столетий назад. И не больше, чем североамериканские аборигены в период освоения лососевого изобилия рек Колумбия и Фрейзер столетие назад.
Отсутствие доступа местного населения, в том числе, КМНС к ресурсам, высочайший уровень браконьерства являются лишь следствием существующего порядка. Здесь нужно отметить, что в последней и весьма грозной Резолюции Чрезвычайного съезда коренных малочисленных народов Севера Камчатского края активистами "движения КМНС" была указана одна из причин существующего положения дел в рыболовстве. Но, к сожалению, совершенно в ином контексте. Зато, только одна эта цитата полностью раскрывает истинную, конечную цель "движения КМНС":
"Инициативы Законодательного Собрания Камчатского края о внесении изменений в Распоряжение Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 г. № 631-р об исключении южных районов Камчатского края из Перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и ДВ РФ носят дискриминационный, антигосударственный характер и направлены на недобросовестную конкуренцию в интересах крупного рыбопромышленного бизнеса Камчатского края".
Мы отлично понимаем, что между личными нуждами и коммерческой реализацией рыбы конкуренции в принципе быть не может. "Движение КМНС", исподволь, неосознанно, камуфлируя "традиционностью", само обозначило свою настоящую проблему - монополизм нынешних промышленников не дает им занять свою нишу в коммерческом рыболовстве.

Итоги.

На Камчатке, в лучших традициях рейдерских захватов, на основании норм всего одного закона "О рыболовстве", фактически осуществлена приватизация федеральной собственности - водоемов общего пользования посредством проведения "конкурсов" и долгосрочного закрепления рыбопромысловых участков (РПУ) за весьма ограниченным кругом лиц. В соответствии с указанным законом, право на добычу рыбы и распоряжение федеральной собственностью принадлежит только тем лицам, что имеют в своем владении водоемы (РПУ).
Принцип закрепления РПУ существовал давно, но на основании системы права Союза ССР и при установленной с конца 50-х годов прошлого века государственной монополии на добычу тихоокеанских лососей. Именно тогда - в конце 50-х население Камчатки, вместе с коренными и некоренными, лишилось возможности ловить рыбу для собственных нужд.
В настоящее время государственная монополия на право добычи лосося, что существовала в период СССР, в нарушение, по меньшей мере, Конституции РФ, Водного и Налогового кодексов, ФЗ "О защите конкуренции", присвоена немногочисленными представителями рыбного бизнеса Камчатки, слившегося с органами государственной власти всех уровней. Всё остальное, что получало население в ту пору в условный обмен на запрет ловить лосося - работа, социальные составляющие, достойная жизнь и проч., предоставили добывать самим, но уже по законам рыночной экономики. Особенно остро это коснулось практически всех поселков на территории Камчатского края, где альтернативы рыбному промыслу, как способу занятости населения, нет. Только малая часть из числа местных жителей используются в качестве наемных рабочих в короткий сезон лососевой путины, а полученный заработок не может обеспечить нормальное существование в течение всего года. По этой причине большая часть трудоспособного населения занята незаконным промыслом.
В общественном сознании упорно насаждаются якобы незыблемые, будто бы самим Богом данные, установки:
- легально зарабатывать на рыбе могут только избранные. Ассоциативное восприятие населением нынешнего порядка вписывается в давний, для уже нескольких поколений привычный запрет на лов лосося - раньше имело право государство, сейчас имеет право высокопоставленный государственный служащий или тот, кому он разрешил;
- ловить рыбу для себя незаконно. "Законно", если заплатишь тому, кому высокопоставленный государственный служащий разрешил брать с тебя столько денег, сколько он пожелает. Для поддержания "правильного" ассоциативного восприятия применяются давние и привычные населению, но уже не существующие в законе и нормативных актах термины государственного порядка организации рыболовства - "лицензионный" участок, "лицензия".
Эти установки озвучиваются государственными служащими. Заведенный порядок обеспечивается и охраняется государственными органами. Цепочка между государственным порядком осуществления рыболовства периода СССР и нынешним "государственным" порядком в голове обывателя не разорвана и противоречий почти не вызывает. Незамысловато, но работает!
Насаждаются и заведомо ложные, даже не требующие доказательств их несостоятельности, установки:
- на Камчатке существует настоящая рыбная отрасль (рыбное хозяйство);
- существующая система обеспечивает долгосрочное использование и сохранение водных биоресурсов, эффективна, социально значима и приносит пользу всем жителям Камчатки;
- укрупнение и слияние рыбопромышленного и перерабатывающего бизнеса полезно и необходимо;
- сохранение лосося и, в том числе, запрет дрифтерного промысла являются насущной необходимостью всего населения края.
Используя упомянутую выше цитату из Резолюции КМНС, можно описать положение дел в рыболовстве таким образом: "Закон "О рыболовстве" и принятые в соответствии с ним нормативные правовые акты несут в себе заведомо антигосударственный характер и направлены на недобросовестную конкуренцию в интересах крупного рыбопромышленного бизнеса Камчатского края".
Браконьерство всех форм прямо и косвенно выгодно представителям контрольно - надзорных и правоохранительных органов государственной власти, получающих с ННН-промысла свою "ренту" и имеющих самое широкое поле для достижения высоких результатов своей работы, главным критерием которой является количество вскрытых нарушений (преступлений).
В настоящее время, при существующих неразрешимых противоречиях интересов всех участников процесса эксплуатации и "охраны" ресурсов, для сохранения в долгосрочной перспективе устойчивых популяций ВБР каких-либо предпосылок, мотивов не существует.
Таким образом, главной ПРИЧИНОЙ создавшегося положения необходимо считать убогий во всех отношениях закон "О рыболовстве".
Он требует отмены и пересмотра в полном объеме. Всё, что он потянул за собой (правила, конкурсы, РПУ, основания возникновения права на рыболовство, невероятную, зашкаливающую коррупционную составляющую и т.д.) "умрёт" само собой.
Пользуясь случаем, можно наглядно продемонстрировать на другом примере, как с помощью этого закона население Камчатки было изгнано из прибрежного морского рыболовства.
В 90-х начал развиваться промысел так называемого "москитного" флота. Это был прорыв в развитии малого предпринимательства. В первое время частники (индивидуальные предприниматели) получали вполне нормальные квоты на вылов. Любой горожанин мог купить по-настоящему качественную рыбу по очень приемлемой цене прямо с борта, вернувшегося с моря мотобота. Конечно, у них не было опыта добычи всего разнообразия ВБР, населяющих прибрежные воды. Промысел велся в традициях любительского (потребительского) лова, соответствующими снастями и на малых глубинах. К слову, в департаменте рыболовства "москитный" промысел и любительское рыболовство курировал один специалист. Меры регулирования такого вида рыболовства иначе, как издевательскими назвать было трудно. У рыбаков было постоянное ощущение непостоянства и ожидание новых козней регулятора, что, конечно же, приводило к рыбалке по принципу "хватай, пока можно". И они не ошиблись в своих предчувствиях.
"Москитов" быстро придушили мизерными квотами, заставив уйти в ННН-промысел с выплатой коррупционной ренты. Уцелели не многие.
Потом в законе "О рыболовстве" появилось незначительное и безобидное с виду условие добычи ВБР с использованием судов. Разрешение на добычу выдавалось только на те суда, что были зарегистрированы в морском порту. Но все "москиты" состояли на учете в ГИМС и могли выходить на промысел, имея удостоверение на право управления маломерным судном.
Теперь, зарегистрированные в ГИМС "москиты" разрешение уже получить не могли.
Люди сведущие отлично поймут - что изменилось, а несведущим можно пояснить кратко - управлять судном может только дипломированный специалист, а выполнить все требования администрации порта может только богатый человек. Недаром заход в российский порт для капитана и судовладельца считается трагедией, а заход в Петропавловск, по мнению дальневосточников, - настоящей катастрофой.
Остается только надеяться, что усилия представителей КМНС будут направлены на достижение своих целей с позиций обычной человеческой справедливости, без разделения свой - чужой и введения особых удостоверений для людей "главной" национальности, стоящих над Конституцией и Законом. Надеяться, что они прислушаются к словам Ольги Ануфриевны Мурашко и оставят рыболовство в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности тем, для кого оно было изначально определено - людям, для которых рыба является основой существования, и что ловят только для личных нужд.
Добиваться своего законного права на ведение коммерческого рыболовства необходимо иначе. И все условия для этого есть. Только нужно обойтись без выискивания дискриминации, аннексии, геноцида и прочего, простите, бреда с танцами "угнетенных" аборигенов на потеху бледнолицым и требованиями вернуть такую "исконно традиционную хозяйственную" деятельность, как этнографический туризм (А кто же его забирал/запрещал?). Традиции невозможно запросто забрать или дать. Они или есть или их нет. Кстати, в упомянутом решении Правительства про птицеводство забыли. Неужели без решения правительства страны у КМНС нет возможности кур в сарае держать?
Игорь Никитин

Рыба Камчатского края


Понравилось? Поделись!
   



Эту новость просмотрели 3002
 

Комментатор: (Мск)

Добавить комментарий
Автор (Ник)
Комментарий


* Для комментирования, пожалуйста, авторизуйтесь
Зарегистрироваться
предыдущаяследующая назад
 

ИА "Тихоокеанский вестник"
« 2010 г. »
« июнь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        


.: Сегодня: 3.07.2022 :.
.: Регионы :.
+Эксклюзив
+Камчатский край
+Дальний Восток и Сибирь
+Россия
+Мировые новости
.: Реклама :.



     вверх